Александр Розенбаум

Александр Розенбаум — Коллаж

Есть в Одессе Молдаванка, а в Москве Хитровка
Деловые спозаранку барышни в обновках,
Но и Питер шит не лыком, я-то это знаю
И мне милее всех на свете Лиговка родная

Лиговка, Лиговка, Лиговка — ты мой родительский дом
Лиговка, Лиговка, Лиговка — мы еще с тобою попоем.
Мы еще с тобою попоем.
На улице Марата я счастлив был когда-то

Прошло с тех пор ужасно много лет,
Но помнят все ребята на улице Марата,
Что я имел большой авторитет.
В коротеньких штанишках, забросив в парты книжки,

Как в катакомбы, лезли в кучи дров
И в синей форме новой усталый участковый
Ловил нас в паутине чердаков.
Мальчишка несмышленый, я, по уши влюбленный

Часами мог ее в подъезде ждать
И зимними ночами, озябшими руками
Аккорды струн стальных перебирать.
По улице Марата мы шли толпой лохматой

Болонии под горло застегнув.
Клялись все в дружбе вечной на рынке на Кузнечном
У бабушек в картофельном ряду.
Конфеточки-бараночки я помню ночи в садиках.

Карманы наизнаночку, родился в Петрограде я.
Заборы трехметровые в цвет грязно-канареечный
Гоняли участковые нас с голубых скамеечек.
На Невском, как на пристани, рыбалка круглосуточно

Гражданки, точно с выставки, забрасывают удочки
Хрустят плащи-болония, доставки загранплавания,
То теплоход «Эстония» ошвартовался в Гавани.
В кино билетик синенький, как пропуск на свидание,

А там листком осиновым дрожат коленки Танины.
Жалели нас парадные нагретым подоконником
И платьица нарядные расстегивались школьные.
Мы часто вспоминаем дни далекие,

Когда катались у удачи на запятках
Не знали слова «нет», хотели слышать только «да»
И верили гаданию на Святки.
Мы часто вспоминаем наши старые дворы,

А во дворах трава скороговоркой,
Как были коммуналки к нам ревнивы и добры,
Когда мы занимались в них уборкой.

Ну, неужели это было, ну, неужели это было
Неужели это было? Столько лет минуло с дней тех юных
Головы припорошило, а мою разворошило…
Неужели это было так давно?

Мы часто вспоминаем наших мам веселый смех
И боль потерь, и первые победы,
И в трубке телефонной сквозь пургу и треск помех
Родной далекий голос: «Милый, слышишь, еду…»

Менялась наша жизнь вместе с шириною брюк
И плечики опять приходят в моду,
А если посмотреть чуть-чуть внимательней вокруг,
То, Боже мой, как изменилось все за годы.

Неужели это было, ну, неужели это было
Неужели это было? Столько лет минуло с дней тех юных
Головы припорошило, а мою разворошило…
Неужели это было так давно?

Мы ищем отражение в суматохе городской,
Но улицы поют другие песни
И как порой не хочется опять идти домой,
А белой ночью над Невой бродить всем вместе…

Неужели это было, ну, неужели это было
Неужели это было? Столько лет минуло с дней тех юных
Головы припорошило, а мою разворошило…
Неужели это было так давно?

Баловалась вечером гитарой тишина
Сумерки мерцали огоньками сигарет.
Было это в мае, когда маялась весна
Песнями в моем дворе.

Расцветали девочки, забытые зимой,
Сочиняли девочки любимых и стихи.
И все чаще мамы звали девочек домой
Вот так взрослели девочки.

Умница! Ах, мама, что она за умница!
Не брани — она меня домой гнала
И я пошел бы, да, забыл названье улицы,
Где сына своего ты родила.

Бьюсь в стекло, как голубь окольцованный, крылом,
Ну, еще чуть-чуть — и в небо вылечу я прочь.
Вот и воля, все. Да, под распахнутым окном
Машет мне рукою дочь.

И не вернуться в дом пятиэтажный,
В старый колодец невского двора.
Все, что оставил в нем, конечно, важно
Завтра не вернешь вчера и поэтому:

Лиговка, Лиговка, Лиговка мы еще с тобою попоем.

Сохранить текст песни:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.